Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Стандартным приветствием в Англии является простое рукопожатие - так здороваются и мужчины, и женщины. Правила делового этикета Англии


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Василий Иванович Алексеев

(родился в 1942 году)

Заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион по тяжелой атлетике 1972 и 1976 годов. Восьмикратный чемпион мира. Шестикратный чемпион Европы. Семикратный чемпион СССР. Обладатель восьмидесяти мировых рекордов.


"Алексеев - это фантастика. Он бьет рекорды, когда захочет. У него с этим делом нет проблем!" - восхищался советским богатырем президент Международной федерации тяжелой атлетики австриец Готтфрид Шедль.

 

Василий Иванович Алексеев родился на Рязанщине, в деревне Покрово-Шишкине, 7 января 1942 года. Вася был четвертым - самым младшим - в семье рабочего местного спирто-водочного завода Ивана Ивановича Алексеева. Еще ребенком он узнал почем фунт лиха. Но рос бойким и смекалистым, на мир смотрел доверчиво, широко открытыми глазами. Главное, что его отличало уже в раннем детстве, - редкая пытливость, неуемная жажда знаний.

Не без грусти одиннадцатилетний Василий прощался со школой, с родной Рязанщиной, когда семья Алексеевых подалась на Север, в захолустный поселок Рочегду Архангельской области. На новом месте Василий пошел учиться в пятый класс поселковой школы.

Таежная Рочегда жила лесом: его валили, штабелевали, сплавляли по Северной Двине. Этим и занялись Алексеевы всей семьей, как только закрепились на архангельской земле. Зимой Василий учился, а летом помогал сплавлять лес - так повелось ежегодно. Еловые и сосновые бревна были для Алексеева, можно сказать, первой штангой. Второй - колеса от вагонетки. "Не знаю, может, потому я и не испытываю страха перед тяжелой штангой, что в детстве с каким-то особым азартом хватался за самые крупные бревна", - высказывал предположение Алексеев.

Увидел однажды шестиклассник Вася, как соседний парень по десять раз кряду выжимает "железяку", и решил с ним, почти взрослым, посоревноваться. Вскинул ось вагонетки на грудь, но выжать не сумел. И вот тут проявился его спортивный характер: не имея понятия о тяжелоатлетическом троеборье, Вася двенадцать раз без отдыха поднял ось.

Такой азартный, ловкий и сильный паренек был находкой для школьного физрука. Вот почему, начиная с 1955 года, Алексеев стал непременным участником всех районных и областных соревнований среди юношей.

Окончив школу, Алексеев поступил в Архангельский лесотехнический институт. Здесь-то он и вспомнил о своем увлечении - подъеме тяжестей. Благо, в институте действовала неплохая секция тяжелой атлетики. Однако в те студенческие годы Алексеев не имел возможности тренироваться постоянно. Скудноваты были студенческие обеды для такого богатыря, как он. А из дома Василий ждать помощи не мог, да и не пошел бы на это гордый силач. Вот и приходилось ему часто заменять тренировки работой на морской пристани Архангельска.

Шестьдесят первый год Алексеев завершил суммой в 315 килограммов. Ему бы и дальше шагать так же стремительно. Но следующий сезон пропал. Пришлось взять даже академический отпуск. И причина оказалась весьма уважительной.

...Навещая родительский дом, двадцатилетний Василий встретил в поселке Рочегда обаятельную девушку. Познакомились. Звали ее звонко - Олимпиада, а приехала она сюда из подмосковной деревни Акатово. В таежный поселок попала после того, как окончила экономический техникум: сама попросила, чтобы направили на Север. Может, потому они и понимали друг друга с полуслова, так как были "переселенцами".

Знакомство переросло в дружбу, в желание не расставаться. Молод был Василий, но девушка ему так нравилась, что он решил навсегда связать свою судьбу с нею. Поженились с согласия родителей.

Нетрудно представить, сколько неожиданных забот появилось у студента-атлета! У молодоженов не было, по сути, ни кола ни двора. В поисках приличного заработка Алексеев уехал в Тюменскую область на лесоразработки. Молодой лесоруб ударным трудом завоевал уважение, но... не прижился на новом месте.
Даже тяжелый труд не мог убить в нем атлета. Штанги нигде в округе не было. Василий принес в общежитие разные шестерни, оснастил ими лом и стал по вечерам тренироваться. За такое "самоуправство" атлета пригласили побеседовать в исполком, где пригрозили штрафом, дабы не громыхал металлоломом, когда другие отдыхают... После этого конфликта Алексеев вернулся к семье, к учебе в институте. Все экзамены сдал успешно, но семейная жизнь требовала от молодого отца неукоснительных обязательств.

Первого сына назвали Сергеем, второго - Дмитрием. Надо было вить крепкое гнездо, а для этого необходим был хороший заработок. И Алексеев решил перевестись на заочное отделение института. Это позволило ему переселиться в городок Коряжму и стать сменным мастером в цехе биологической очистки Котласского целлюлозно-бумажного комбината. Студент-заочник сразу же зарекомендовал себя хорошим организатором производства, и его назначили начальником смены...

Все вроде бы встало на хорошие житейские рельсы. Алексеев обрел душевное равновесие и вспомнил о своем увлечении тяжелой атлетикой. За год тренировок Василий стал таким сильным, что выполнил норму мастера спорта. Однако спортивные работники Архангельска не поверили, что в Коряжме вырос мастер штанги и почетное звание ему не присвоили.

"Тогда я поднял 442,5 килограмма, - рассказывает Василий Алексеев. - А в меня почему-то все не верили. Я же очень верил в себя. Готовился поднять пятьсот. По тем временам - сумма!" Посоветовался Василий с женой, и порешили они переселиться туда, где штангисты в почете. Но куда? Кому нужен был уже не.молодой силач, к тому же обремененный семьей?

Алексеев знал, что в городе Шахты Ростовской области атлетов тренирует победитель Токийской олимпиады Рудольф Плюкфельдер. Слава о его тяжелоатлетической школе шла превеликая. Вот и рискнул Василий осенью 1966 года попытать счастья в далеком шахтерском городе.

Поехал он туда без жены и детей, чтобы трудоустроиться, найти жилье. Все понравилось Алексееву в этом опорном тяжелоатлетическом центре - и работа на шахте, и тренировки в настоящем гиревом зале. И с учебой дело наладил - подал документы в филиал Новочеркасского политехнического института, на горное отделение... Лишь с самим Плюкфельдером не находил общего языка. Надеялся Василий поучиться у знаменитого в недалеком прошлом атлета. Однако не сошлись они ни взглядами на методику тренировок, ни характерами...

Алексеев долго переживал размолвку с именитым тренером. Но как показало время, эта размолвка пошла на пользу обоим. У олимпийского чемпиона Рудольфа Плюкфельдера появились вскоре новые талантливые ученики, а Василий, тренируясь самостоятельно, нашел свой, никем не изведанный ранее путь к силе и добился редкостных результатов.

Подготовка советских штангистов к Олимпиаде в Мехико велась на Кавказе - в Цейском ущелье. Новобранец сборной Алексеев вел себя по меньшей мере странно. Старший тренер команды Аркадий Воробьев надеялся, что Василий, попав в коллектив олимпийцев, попытается если не догнать, так хотя бы приблизиться к результатам Батищева и Жаботинского. Однако Алексеев целые дни то загорал, то играл в волейбол, то кружил возле бильярдного стола. Трезво оценивая свои силы, Василий понимал, что его время еще не пришло.

За океаном, в Мехико, Жаботинский не имел себе равных. Леонид, обласканный почетом и уважением, долго отдыхал. Куда только его не приглашали в качестве почетного гостя - даже в Париж!

А тем временем на всесоюзном помосте тихо хозяйничал Алексеев. Он же выступал за сборную и в международных соревнованиях "Кубок дружбы". И хотя на турнире в Киеве в марте 1969 года он поднял лишь 530 килограммов, сумел победить даже серебряного призера Олимпиады в Мехико бельгийца Сержа Рединга.
Василию бы в 1969 году следовало подлечить спину, а он, неуемный, соревновался. В итоге на чемпионате СССР, который проходил в Ростове-на-Дону, оказался за чертой призеров. Однако веры в себя не потерял. Когда Жаботинский толкнул 210 килограммов и в пятый раз завоевал титул чемпиона Советского Союза, Алексеев, поздравляя его с победой, пообещал: "В семидесятом я, Леонид Иванович, столько выжму, сколько ты сейчас толкнул!.."

Советская команда готовилась к Варшавскому чемпионату. Алексеева, как не оправдавшего надежд, на этот сбор не пригласили. Его списали с "тяжелоатлетического корабля", когда он больше всего нуждался в помощи, особенно в медицинской. По заключению московских врачей Алексееву категорически запрещалось поднимать штангу: иначе станет инвалидом. Так Василий на полгода исчез из поля зрения специалистов.

И вот всеми забытый Алексеев за один вечер установил четыре рекорда мира. 24 января 1970 года, выступая в городе Великие Луки, двадцативосьмилетний тяжелоатлет вычеркнул из списка мировых рекордсменов американских штангистов Джозефа Дьюба и Роберта Бёднарского и дважды превысил достижение Жаботинского в сумме троеборья.

Его незабываемая весна 1970 года только начиналась. В середине марта в Минске Алексеев в традиционных международных соревнованиях на "Кубок дружбы" установил феноменальный рекорд. Дата "18 марта 1970 года" стала исторической. С этого дня началась новая эра в тяжелоатлетическом спорте - эра шестисотников! И первый в мире шестисотник советский!

Покорив шестисоткилограммовый пик, Василий не позволил себе отвлечься от тренировок даже на неделю. Повсюду он был желанным гостем, везде его ждали великие почести, но атлет категорически отказывался даже от встреч с журналистами: Алексеев каким был, таким и остался - скупым на слова и щедрым на дела. Впрочем, иначе он вести себя не мог. Конкуренты не дремали.

В июне 1970 года лучшие атлеты Европы собрались в венгерском городе Сомбатхее. Алексееву нездоровилось, однако он вышел на помост и в четвертый раз за полгода совершил "прогулку по рекордам". Дебют основателя "Клуба-600" на европейском помосте удался на славу. Выжав 219,5 килограмма, Василий побил недавний рекорд Рединга; затем он поднял в рывке свои "привычные" 170 и толкнул 225,5. К последнему мировому рекорду он приплюсовал новую рекордную сумму - 612,5.

Чемпионат мира 1970 года проходил в США. Соревнования супертяжеловесов транслировались на весь американский континент. Главный конкурент - хозяин помоста Джозеф Дьюб - пообещал "одолеть коммунистов". Однако не Дьюбу суждено было стать победителем.

Когда Алексеев поднял 500-фунтовую штангу, шесть тысяч зрителей вскочили с мест. Алексеев стоял, ослепленный юпитерами, стоял, не двигаясь, как статуя. А в зале звучала "Богатырская симфония" Бородина. Американцы, восхищенные подвигом атлета, обнимались, целовали друг друга, у многих на глазах были слезы восторга: будто каждый из них тоже одолел чудовищно тяжелую штангу.

На сцену вышла хрупкая девушка и вручила Василию золотой кубок за то, что он первым в мире осилил 500-фунтовую штангу. Алексеев принял приз и поцелуй и под гул одобрения грациозно поднял правой рукой девушку, а левой - кубок. Придя за кулисы, со свойственным ему здоровым юмором атлет похвастал: "Америку в руках подержал!"

После красивой победы в Софии на чемпионате Европы 1971 года Василий успешно защитил дипломную работу и, окончив институт, стал горным инженером. Это, разумеется, на какой-то период отвлекло его от тренировок...

А тем временем приближалось новое испытание - чемпионат мира в столице Перу. На помосте в Лиме Василий Алексеев вторично завоевал титул абсолютного чемпиона мира. Верный себе, он украсил эту победу тремя мировыми рекордами.

Триумф Алексеева в Лиме еще больше упрочил его престиж. Журналисты мира вновь включили его в список лучших спортсменов года. Более того, Французская Академия спорта назвала советского атлета "спортсменом номер один 1971 года". Алексееву вручили "Приз президента".

К Олимпийским играм 1972 года в Мюнхене главные претенденты на призовые места пришли с такими показателями: Алексеев - 645 килограммов, Патера - 635, Манг - 630, Серж Рединг - 620. Западногерманские газеты тем временем продолжали подогревать и без того громадный ажиотаж к дуэли "Манг - Алексеев".
Интерес к олимпийскому турниру самых тяжелых атлетов был таким большим, что в последний день соревнований пришлось ввести специальные пропуска.

Рединг и Манг, будто сговорившись, начинают с 222,5 килограмма. Но их две первые попытки оказались неудачными - стало очевидно, что они изрядно перегорели. Они просят увеличить вес штанги на 2,5 килограмма. Согласно правилам, вначале на сцену приглашается Алексеев, ранее заявивший этот вес.

"У... у... у!.." - восторженно и ошеломленно загудели трибуны после того, как Алексеев выпрямил ручищи с громадой металла. Рединг ничего не сумел противопоставить Василию. Штанга вырвалась из его ослабевших рук, не пожелав даже лечь на грудь атлета. Очень тяжело Манг поднял штангу и спасся от "баранки".

Алексеев остался без конкурентов. Он вполне мог пойти сразу на 235 и даже атаковать рекорд мира - выжал бы непременно, но отказался от этого соблазна. Спокойно, как на показательном выступлении, Василий продолжал укреплять свое лидирующее положение: поднял 230, затем и 235 килограммов. Теперь всем стало ясно, что Алексеев, имея перед Мангом преимущество в 10 килограммов, победу не упустит, что золотая медаль у него в руках. Но чего не бывает в соревнованиях штангистов...

Василий Алексеев в тот вечер полностью исключил риск. После двух упражнений у Василия 410 килограммов, а у немца - 395. В третьем движении Василий окончательно охлаждает пыл последнего конкурента: толкает четко, как на смотре, 230 килограммов и набирает в сумме троеборья 640! Олимпийский рекорд Жаботинского, установленный в Токио во время поединка с Юрием Власовым, превышен на 67,5 килограмма!

Казалось бы, чего, кажется, еще желать?! За два с половиной года Василий Алексеев 54 раза бил мировые рекорды. Абсолютный чемпион трех первенств Европы, трех чемпионатов мира, победитель XX Олимпийских игр. Василий имел право сказать: "Я сделал все. Пусть другие, кто помоложе, поднимут больше!" Но он решил иначе.

Многое пришлось переосмыслить Алексееву после Мюнхена. Атлета стали одолевать травмы, его все чаще тянуло к покою, к тихой жизни. Но Василий не сдавался. Экономя силы, он стал реже показываться на соревновательном помосте. Изменился и характер его тренировок: теперь не было нужды поднимать в день до 30 тонн металла. Он заботился не столько об увеличении мышечной массы, сколько о ее качестве. И главное, что его заботило, - здоровье. Ведь не зря же говорят: в здоровом теле - здоровый дух. А ему нужен был хороший заряд оптимизма, веры в себя и свои силы на годы и годы, чтобы пережить в спорте многих "юных старичков", которым уже давно снится "трон" самого сильного. К тому же после Олимпиады в Мюнхене отменили жим.

- В 1972 году я мог поднимать в троеборье уже 680, - говорит Алексеев. - Дважды мог выжать 250 кило - в Швеции и на Олимпийских играх в Мюнхене. Все хорошо понимали, что в этом движении равных мне нет. И уверен (ну, процентов на 70!), что это движение - жим - отменили из-за меня. В остальных движениях соперники были где-то достаточно близко, а в жиме я был для них недосягаемым. Когда в Минске после моих "600" один корреспондент спросил, каким я вижу человека, который покорит "700", я ему ответил: "Смотри внимательнее, этот человек перед тобой!"

В июне 1973 года в Мадриде, где проходил чемпионат Европы по тяжелой атлетике, Алексеев вновь установил рекорд. Внушительная его победа, украшенная двумя мировыми рекордами в толчке - и в сумме двоеборья - 417,5 килограмма. В том же году он побеждает на чемпионате мира в Гаване.

В мае 1974 года Алексеев первенствует на чемпионате Европы в Вероне, бьет рекорд в рывке - 187,5 и снова становится обладателем всех мировых рекордов. На чемпионате мира в Маниле русский богатырь поднял в сумме 425, оставив Рединга позади на 35 килограммов.

В 1975 году чемпионат мира и Европы проводился в Москве. Незадолго до него великолепно проявил себя 22-летний болгарин Христе Плачков, поднявший в рывке 192,5. Сразу на пять килограммов он побил рекорд Алексеева. И сумма у него вышла впечатляющей. Неудивительно, что многие отдавали предпочтение новоявленному таланту.

Но желанная встреча все поставила на свои места. Двенадцать тысяч зрителей, пришедшие в Лужники, стали свидетелями триумфа Алексеева. Он установил рекорды в толчке - 245,5 и сумме - 427,5. Плачков, установив рекорд мира в рывке, разочаровал в толчке.

Чемпионат Европы 1976 года разыгрывался в Берлине. Дуэль болгарина Плачкова с немцем Бонком завершилась победой немца, который лишил Алексеева рекорда, толкнув 252,5 килограмма. Василий все это видел. Он был в зале соревнований и раздавал автографы.

Mногие журналисты расценили отказ Алексеева от состязаний как полную капитуляцию перед молодыми соперниками. Но это был умный и дальновидный тактический ход богатыря. Спустя месяц Алексеев, выступая в Караганде, в седьмой раз завоевал титул чемпиона СССР. Победитель Мюнхенской олимпиады установил 76-й (!) рекорд мира, набрав в двоеборье 435 килограммов. Рекорд Плачкова пал. Для этого Василий поднял в рывке 185 килограммов и толкнул 250. Отличные достижения!

Казалось, что с помощью столь успешного выступления Алексеев вырвал "жало" и у Плачкова, и у Бонка, которые нацеливались на олимпийское золото. Однако молодой и пылкий болгарин на достижения Василия ответил новым рекордом в двоеборье. И каким! На чемпионате Болгарии, за месяц до начала игр в Монреале, Христо поднял в сумме 442,5 килограмма!

Снова накануне Олимпиады сгущались тучи над головой Алексеева. Наконец, пришел день выяснения - кто есть кто в споре сильных. Встреча с одним из этих главных соперников - Бонком - состоялась. Плачков же, вероятно, не выдержал напряжения. Как объяснил старший тренер болгарских спортсменов Иван Абаджиев, он заболел, изрядно похудел и, находясь в Монреале, отказался от соревнований. Одним конкурентом стало меньше. Но и второй был не в счет. Алексеев соревновался не с Бонком, а со штангой...

...Их было одиннадцать. Общий вес атлетов полторы тонны. Самым тяжелым оказался Павласек из ЧССР. Алексеев весил 156,8 килограмма. Третьим по весу был финский гигант Леппя - 152,5. Бонк потянул на весах 151,3.

Бонк начал состязания со 165 и завершил борьбу с результатом всего лишь 170 килограммов. Алексееву очень хотелось стартовать хотя бы со 180, но его уговорили в интересах команды начать со 175 килограммов. Настроенный благодушно, Василий согласился с этим предложением. В третьем подходе он легко поднял 185-килограммовую штангу. Поднял с таким запасом сил, что мог бы вырвать свыше 190, но попытки были исчерпаны.

Вопрос о том, кому быть чемпионом, оказался предрешенным. В итоге сумма Бонка получилась весьма посредственная для чемпиона Европы - 405. Но и этого Герду вполне было достаточно, чтобы стать серебряным призером.

Повинуясь указаниям тренеров, Алексеев сначала толкнул 230 килограммов. А затем на табло появилась фантастическая цифра "255". Крик восторга потряс зал. Чудовищно тяжелые килограммы, которые обыкновенному мужчине впору лишь покатать по помосту, Василий поднял так легко, что, пожалуй, толкнул бы и 260, если бы в этом была необходимость.

Его долго не отпускали с помоста. Аплодисменты гремели и гремели. И в ответ Василий, по-русски, низко в пояс, поклонился публике за радушие, за поддержку. От третьего зачетного подхода он отказался.

Особенно восторженно оценил Алексеева редактор американского журнала "Интернэшнл олимпик лифтер" Боб Хайс. Он написал следующее: "На пресс-конференции присутствовало по крайней мере 250 журналистов, и Большой русский, который способствует популярности тяжелой атлетики больше, чем кто-либо из живущих ныне или в прошлом, снова стал главной темой новостей во всем мире..."

И опять многие не верили, что после блистательного успеха на олимпийском помосте в Монреале Алексеев найдет в себе силы для нового восхождения. И действительно, двукратный олимпийский чемпион полгода не брался за гриф штанги.

7 января 1977 года он скромно, в семейном кругу, отметил свое тридцатипятилетие. Богатырь решил использовать благодатную русскую зиму для подъема духа. Он охотно прогуливался на лыжах. Следом за ним шла его жена. Пройдя километров десять, Василий останавливался, раздевался и растирал снегом до огненной красноты свой необъятный торс. После обеда Василий играл в настольный теннис с четырнадцатилетним Сергеем. Вечером отец с сыновьями парились, неистово хлестали себя березовыми вениками и, разгоряченные, выбегали на улицу, чтобы "выкупаться" в снегу.

Но Алексеев, вопреки предположениям многих тренеров, не ушел из тяжелой атлетики. Он вернулся и как! "Штутгарте цайтунг" 26 сентября 1977 года писал: "Русский медведь" не свалился! 35-летний Василий Алексеев из Советского Союза остается сильнейшим человеком мира. Он вновь - в восьмой раз! - завоевал титул чемпиона в супертяжелом весе, проявив себя хорошим игроком в "покер".

И снова получается все так, как он задумывает. Первого ноября 1977 года Алексеев поднял штангу весом в 256 килограммов - новый рекорд мира! Восьмидесятый!

Тысячи поклонников "железных игрищ" шли и шли в московский Дворец спорта "Измайлово" в последний день олимпийского турнира тяжелоатлетов - 30 июля 1980 года. Они шли, чтобы увидеть, чем закончится сражение супертяжеловесов за самый почетный титул - звание абсолютного чемпиона XXII Игр Олимпиады. Предпочтение отдавалось Василию Алексееву, хотя никто не знал его возможностей. Для всех, даже для тренеров сборной Советского Союза, двукратный олимпийский чемпион был загадкой. Поговаривали, что "Василий страшно силен", что его собственный вес вырос до 176 килограммов, и теперь он готов соревноваться за третью золотую олимпийскую медаль.

Ожидалось, что Алексееву дадут бой Бонк, призер Мюнхена и Монреаля, и Плачков. Но составить конкуренцию отважились лишь Юрген Хойзер, чемпион мира 1978 года, и Султан Рахманов, победитель мирового первенства 1979 года в Салониках.

Алексеев вступил в соревнования, когда на штанге было 180 килограммов. Его молодые соперники еще держали порох сухим: оба заказали для начального подхода штангу потяжелее. Три попытки поднять 180-килограммовый снаряд оказались неудачными, и Василий выбыл из состязаний... Победил Рахманов. Он сумел повторить олимпийский рекорд Алексеева в двоеборье - 440 килограммов и в итоге выиграл у Хойзера 30 килограммов.

Что же помешало Василию выступить успешно? Почему он про.играл? Нет никаких сомнений, что физически Алексеев был подготовлен превосходно. Иначе столь опытный атлет не рискнул бы вступить в борьбу. Видимо, богатырь не учел одного важного обстоятельства: после длительного перерыва в соревнованиях атлеты, даже очень искушенные, теряют чувство помоста. Два года Алексеев не участвовал ни в больших, ни в малых турнирах, стараясь сохранить себя для Московской олимпиады. И это было его ошибкой. Он "забыл", как соревноваться... Десять лет Алексеев царствовал на троне самого сильного штангиста планеты, но и ему пришлось уступить более молодым.

Характер у него, конечно, не сахар. Если б не его непреклонная прямота и не его жесткий характер, плелась бы в хвосте у болгар наша сборная. А с чего начал Алексеев, когда его назначили главным тренером сборной СССР? Встретив на соревнованиях в Австралии главного тренера болгар Нураира Нурикяна, сказал ему деловито-серьезно: "Все, браток, закатилась твоя звезда. Теперь будешь вторым". Сказал, как приговорил. Тот обиделся, послу своему пожаловался. Посол по дипломатическим каналам сообщил братьям по социалистическому лагерю.

Штангист Алексеев снова встретил болгарского тренера и сказал: "Ты чего ж жалуешься?! Я же правду тебе сказал! Будешь вторым!" И тот стал... вторым. Но мало кто знает, каких усилий стоил главному тренеру Алексееву такой успех. Собрал тех, кто еще не попрощался со штангой, призвал под знамена сборной и тех, кто повесил на гвоздь тяжелоатлетические ботинки, упаднические настроения поборол, заставил "пахать" так, как сам когда-то "пахал". Но не на сборах, а дома, между сборами. В этом весь фокус его педагогического метода и заключался: чтоб на сборы атлеты приезжали не разобранными, а, напротив, готовыми. И самое важное: отбор шел только по последним соревнованиям, старые заслуги были не в счет.

И прекратились склоки, кабинетно-телефонные игры вокруг команды. С Алексеевым не поспоришь. При нем - и это тоже абсолютный рекорд - ни один член сборной команды ни разу не получил травмы (по особой методике тренировались) и никто не получил нулевой оценки на соревнованиях. Ушел Алексеев из сборной Союза только тогда, когда Союз развалился. "Мы вместе с Горбачевым ушли", - шутит Василий Иванович.

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~0xCWR


Уникальная возможность купить старинные книги недорого






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info